"Директор". Рассказ Массимилиано Аллегри, после которого вы полюбите его еще больше
Прислано Ruslan Makhmudov на 10/08/2017 20:33:38
"Когда я увидел удар Марио Манджукича, прошедший над вратарём "Реала", я подумал... Вау... А что, вполне может быть. Потом мяч коснулся сетки ворот и я подумал... Это наш шанс.

Розыгрыш получился просто замечательный, с не менее замечательным замыкающим ударом от Манджукича. На мой взгляд, это один из тех голов, которые невозможно повторить. Именно такие мячи показывают, что клуб достоин находиться в финале Лиги чемпионов. Нельзя быть просто великим. Нужно быть особенным.

У нас особенные игроки. К сожалению, у "Реала" их оказалось больше. Во втором тайме я просто понял, что у нас нет ничего, чтобы повлиять на ситуацию на поле. У нас было два игрока, которые еле стояли на ногах из-за полученных травм, а вот игроки "Реала" провели очень грамотный матч. Они вели себя непринуждённо. Им было комфортно находиться на поле..."
.

Расширенные новости
"Когда я увидел удар Марио Манджукича, прошедший над вратарём "Реала", я подумал... Вау... А что, вполне может быть. Потом мяч коснулся сетки ворот и я подумал... Это наш шанс.

Розыгрыш получился просто замечательный, с не менее замечательным замыкающим ударом от Манджукича. На мой взгляд, это один из тех голов, которые невозможно повторить. Именно такие мячи показывают, что клуб достоин находиться в финале Лиги чемпионов. Нельзя быть просто великим. Нужно быть особенным.

У нас особенные игроки. К сожалению, у "Реала" их оказалось больше. Во втором тайме я просто понял, что у нас нет ничего, чтобы повлиять на ситуацию на поле. У нас было два игрока, которые еле стояли на ногах из-за полученных травм, а вот игроки "Реала" провели очень грамотный матч. Они вели себя непринуждённо. Им было комфортно находиться на поле.

Чтобы добраться до финала, нужен талант и удача. Чтобы выиграть его, нужно быть лучшей командой. Может это и прозвучит странно, но в ту ночь я был совершенно спокоен. Просто потому, что я понимал, что мы в этот день не можем претендовать на звание лучшей команды. Всё было так просто.

Я покинул Кардифф с командой, мы вернулись в Италию. На следующий вечер, когда я вернулся домой, я задал себе весьма сложный вопрос: "А не конец-ли это моего пути? Неужели это мой предел, до которого я могу добраться с этой командой?".




"Я задумался, а стоит ли мне писать эту последнюю главу моей истории в "Ювентусе"? Часть меня думала о том, как я пройдусь в понедельник и почтительно подам в отставку.

Потом я задумался о том, почему я стал тренером в первый раз.

Слушайте, для этого нужно будет вернуться в тот год, когда мне было 14 лет. Вот тогда-то всё и стало трудным для меня. Когда я был юнцом, жизнь была довольно простой. Я был счастливым, спокойным ребёнком. Моим лучшим воспоминанием остаётся то, как дедушка повёл меня с собой на скачки в Ливорно. Из тех времён это всё что я помню: скачки, футбол, ну и, наверное, ужин с мамой. Школа мне совсем не нравилась, да и была она не слишком серьёзной.

А потом, когда мне исполнилось 14, всё стало серьёзным.

"Масси, нельзя пропускать школу! Нужно сдать эти экзамены! Давай-ка сиди и учи про Наполеона!".

О, да! Я просто ненавидел его. Ненавидел.

Помню как однажды сидел в классе и наш учитель был сильно зол на меня из-за чего-то, и я в тот момент осознал. Помню как сказал себе: я не претендую на то, чтобы быть прилежным студентом. Но уж руководителем хорошим я точно буду.

Может каждый футбольный тренер мечтает стать школьным директором — il preside — честно говоря, не знаю.

Даже когда я юношей выходил на футбольное поле, я хотел быть учителем. Честно говоря, я был... недисциплинированным, скажем так. (Какой-нибудь другой тренер мог бы подобрать другое слово). У меня было несколько любимых тем для разговора с моими тренерами, но это не о том, чтобы играть побольше или что-то типа того. Это было потому, что даже тогда, я хотел руководить командой по-своему. Когда я закончил карьеру футболиста и начал интересоваться тренерской деятельностью, была целая куча людей, которые заверяли меня, что ничего не получится.

Даже в тот момент, когда я впервые стал тренером, я отказался от своего первого предложения, от "Пистойезе", примерно 20 лет назад, потому что не хотел сидеть в классе. Правило было таково, что я должен был провести в школе месяц и потратить пять часов на уроки каждый день, чтобы получить тренерскую лицензию. И тут я вновь возвращаюсь в тот возраст, когда мне было 14 лет — кошмары! Вместо этого, я хотел поехать в Коверчано, где лицензию получить можно было за 15 дней. Нужно было сидеть в классе всего по два часа в день, остальное время работая тренером.

Может я и упрямец, но я думаю, особенно сейчас, чем сильнее меняется игра, тем больше тебе это нужно. СМИ, например, очень любят поговорить о схемах. Они говорят о математике.

3-5-2.

5-4-1.

4-2-3-1.

"Господин Аллегри, какую схему Вы выберете? Нам важно знать".

На поле всё гораздо сложнее. 3-5-2 может быть 3-5-2 если мяч у тебя, а если мяч у соперника, то играть приходится в 5-4-1. Или... бла-бла-бла.

Куда важнее форма команды, дисциплина и инстинкты, я так думаю. Если я не доверяюсь своим инстинктам, если начинаю сомневаться в себе, именно в те моменты я и совершаю ошибки. Будучи тренером, больше всего опыта получаешь от ошибок. Когда я задумываюсь о самых важных моментах своей карьеры, то думаю совсем не о Скудетто и Лиге чемпионов.

Это был тот день, когда я пришёл в офис "Милана" и был уволен. На самом деле, для меня это не было неожиданностью. Ко мне отнеслись уважительно. Мне сказали напрямую, что я больше не могу быть тренером команды. Но от разочарования это меня не уберегло. В голове ты может и понимаешь, что увольнения - это часть жизнь любого тренера, но где-то в сердце ты чувствуешь, что облажался.

Уход из "Милана" я чувствовал как провал своей работы.



Иногда меня расценивают как холодного человека, но, на самом деле, это моё решение. Чтобы продолжать двигаться вперёд, нужно вести себя немного отстранённо. Я люблю футбол, и я нахожу радость в своей работе — именно поэтому, я возвращаюсь к ней каждое утро — однако я не могу сказать, что готов посвящать работе все 24 часа своего дня. Самой важной частью моего дня остаётся, без разницы почему, 9 часов утра.

Ну, на самом деле, самое важное время - это 7 часов утра, когда я провожу время за чашечкой эспрессо. Но второе самое важное время - это 9 часов утра, когда я отвожу своего сына, Джорджо, в школу. У каждого может быть по-своему. Для меня, например, я не могу быть фабричным тренером. Я не могу быть тем, кем не являюсь. Могу быть только тем, кто я, на самом деле, есть.

Когда я три года назад впервые приехал в "Ювентус", не стал многое менять. Клуб был успешен при Господине Конте. Однако постепенно, по мере того, как приходили новые игроки, я перевернул вещи с ног на голову, строя команду и я действительно видел в каких моментах игроки могли поработать вместе, как они могли начать лучше играть в атаке, как сделать их более тактически гибкими.

И в том сезоне мы все вместе добрались до финала Лиги чемпионов. Ощущение было такое, словно это какое-то открытие "Ла Скала". Работа кипит. Люди всё прибывают. Атмосфера, эмоции. Все в ожидании. С этим ничего не сравнится. Словно опера.

Если бы не поражение "Барселоне". Я был сильно разочарован, но именно в тот момент я извлёк многие уроки.



Когда мы в очередной раз вышли в финал против "Реала", я действительно думал, что у нас сработало всё то, чего нам не хватало технически и тактически.

Особенно когда Марио забил свой невероятный гол, я подумал, может это наш момент.

Очевидно, это было не так.

Когда я вернулся домой после поражения, начал думать о том, что делать дальше. Начал думать о том, почему когда-то решил стать тренером. Думал о своём дедушке. Он очень усердно работал — он был каменщиком. Когда я был мальчишкой, он приходил на все мои матчи. Без разницы, выигрывали мы или проигрывали. Ему было наплевать на футбол.

Он говорил "Отлично сыграл, Масси. Не хочешь сходить посмотреть на лошадей?”.

Он никогда не спрашивал меня об игре. Ему было лишь важно, чтобы мне было весело, он приходил увидеть меня. Есть ценности, которые есть во мне. На таком уровне футбола присутствует большое давление, так оно и должно быть. Но я пытаюсь вспомнить почему занимаюсь этим. Я не думаю о себе как о тренере. Я думаю о себе как о тренере молодёжи.

Я делаю это, потому что люблю учить людей. Это настоящая радость моей жизни. Мне нравится делать людей умнее и лучше.

В общем, когда я думал об этом составе "Ювентуса", то решение принимал исходя из личных причин. Я знаю, что мне еще во многом нужно стать лучше. И я знаю, что у меня еще есть многое, чему я могу научить.

В общем, в ту ночь, когда я отправился спать, я решил, что если клуб верит в мою стратегию и мы можем вместе двигаться вперёд, то я должен остаться.

На следующее утро моя голова была чиста. Я приехал в офис в 7 часов утра, выпил свой эспрессо. Начался новый сезон, новые возможности. Многое было сказано СМИ об этой команде и игроках. Что мы можем сделать. Чего не можем.

Для себя, я взглянул на Пауло Дибалу и Джиджи Буффона. Сейчас они являются символами нашей команды.

Я смотрю на Дибалу и вижу яркого мальчишку, который первый год пришёл в школу. Буффон, со своим Кубком мира, вот-вот получит степень магистра. У одного вся карьера еще впереди, у другого она подходит к концу. Одному хочется показать, что он может быть одним из лучших в Европе. Один - уже лучший, но хочет завершить собственное наследие на вершине.

Я знаю, что мы можем забыть о Кардиффе. Я знаю, что у нас будет отличный сезон. Я знаю, что у нас может быть отличный год в Лиге чемпионов.

Я знаю, что будет завтра утром. И послезавтра. И на следующее утро.

Теперь просто нужно продолжать работать. Попробуем еще раз устроить ночь открытия в "Ла Скала". В опере прекрасно то, что каждый год в ней появляется какое-то новое шоу
.

Массимилиано Аллегри